Switch to English

beta version

Мнение эксперта

Лесной комплекс скандинавских стран как фактор высокого уровня жизни

Наверное, сразу следует оговориться, что все цифры, которые встретятся при прочтении данного материала, взяты из абсолютно открытых (и, к слову, не всегда русскоязычных) источников. Впрочем, для рассматриваемой темы гораздо важнее сам порядок цифр, нежели их абсолютные значения. Особенно, когда речь идет о процентах. Согласитесь, 10 % от территории или населения Финляндии вряд ли сравнимы в абсолютных величинах с аналогичными показателями Украины, Китая или США.

К тому же, подавляющее большинство статистических данных устаревают уже в момент их публикации, хотя общее представление о том или ином вопросе все-таки позволяют получить.

И еще одно уточнение. В большинстве случаев к скандинавским странам относят Швецию, Норвегию и Данию. Однако при рассмотрении вынесенной в заголовок темы автор позволил себе добавить к ним еще и Финляндию. По целому ряду причин, включая и пресловутое «общественное мнение», обычно не отделяющее бывшую провинцию Российской империи от ее ближайших соседей.

Итак, сначала кратко ознакомимся с каждой.

Финляндия

Территория – 338 430,53 км² (64 место в мире), население – 5 429 894 чел. (113 место). С середины прошлого века в отношении лесных богатств страны особое внимание уделяется экологическим, экономическим и социальным аспектам. В результате чего ежегодный прирост леса значительно (на 20 - 30 %) превышает объем его заготовок.

ЛПК Финляндии в основном ориентирован на выпуск (и – экспорт!) продукции глубокой переработки древесины. Занимая, например, 2-е место в мире по экспорту бумаги и целлюлозы.

Имеет место также стойкая многолетняя тенденция к укрупнению большинства предприятий местного ЛПК посредством слияний и покупок малых предприятий крупными концернами.

Финляндия является одним из мировых лидеров по переработке макулатуры, объем которой в качестве сырья для ЦБК за последнее десятилетие увеличился почти вдвое.

Отдельно следует обратить внимание на специфику производства финской (преимущественно – диванов и кресел) мебели, до сих пор изготавливаемую с использованием ручного труда. Все же попытки копирования данной технологии в других странах неизменно терпят фиаско, как минимум, по двум причинам: отсутствию настоящей финской древесины, медленно вызревавшей в условиях северной природы, и, собственно, самих финнов с их передаваемым из поколения в поколение опытом обработки именно этой древесины.

Швеция

Территория – 449 964 км² (55 место в мире), население – 9 119 423 чел. (92 место). По основным характеристикам шведский ЛПК аналогичен финскому. То же отношение государства и граждан к своим лесным богатствам, разве что по объему экспорта бумаги и целлюлозы Швеция занимает лишь (!) 4-е место в мире. Правда, запасы леса в стране с 1950 г. увеличились в 1,5 раза при постоянно растущих объемах его промышленной переработки.

Еще в Швеции ежегодно утилизируется почти 2 млн. тонн макулатуры, причем более четверти данного объема страна импортирует. В процентном отношении это несколько меньше, чем в Финляндии, но последняя использует в основном собственное вторсырье.

А вот биоэнергия на сегодняшний день, по разным оценкам, составляет как минимум четверть всей производимой в стране энергии.

Разумеется, весь мир знает мебельную продукцию IKEA, основанную на традиционной скандинавской простоте и компактности форм, помноженной на максимальную ценовую доступность.

Также необходимо отметить, что лесная промышленность играет более важную роль в экономике Швеции и Финляндии по сравнению, как с ближайшими соседями по Скандинавскому полуострову, так и с другими европейскими государствами. Примерно 4 % НВП Швеции и почти 15 % объема экспорта страны составляет продукция ЛПК, в Финляндии эти показатели соответственно равны 7 % и 25 %.

Норвегия

Территория – 385 186 км² (67 место в мире), население – 5 063 709 чел. (114 место). В свое время Норвегия первой из стран Северной Европы начала экспорт лесоматериалов в Западную Европу, и прежде всего в Великобританию. За что в итоге и поплатилась существенным уменьшением своих лесных богатств.

Пришлось перестраиваться на производство более ценной продукции – механической древесной массы, целлюлозы (суммарно примерно 1,5 млн. т в год), картона и бумаги (около 1,3 млн. т ежегодно). Разумеется, подавляющая часть произведенного экспортируется.

Традиции производства норвежской мебели во многом схожи с финскими, правда, с еще большей долей ручного труда. Поэтому настоящая норвежская мебель отличается тщательной проработкой мельчайших деталей и вообще всех внешних поверхностей.

Дания

Территория – 43 094 км² (130 место в мире), население – 5 587 085 чел. (110 место).

Ведущими отраслями датской индустрии являются металлообработка, машиностроение и приборостроение: суммарно около 34% всего объема промышленного производства. Целлюлозно-бумажная и полиграфическая промышленность занимают в общей структуре местной экономики 8,5%, деревообрабатывающая и мебельная – 7,8%.

Практически весь ЛПК страны работает на привозном сырье. И работает в основном на экспорт. Кстати, мебель в Дании делают на небольших фабриках, используя древесину тика, палисандра и других тропических пород. Сама же мебельная промышленность стабильно входит в первую десятку важнейших экспортных отраслей страны.

Кто в скандинавских лесах хозяин?

Как видно из таблицы 1 большинство лесов в скандинавских странах находятся в частной собственности, что, естественно, отражается на качестве ведения лесного хозяйства. Достаточно сравнить горбачевские «дачи» конца 80-х прошлого века, под которые давали самые неудобоваримые земли, и раскинувшиеся вблизи колхозные поля. На дачах все цвело и благоухало, а на полях… В общем, понятно.

Мало того, так и основным источником сырья для перерабатывающих отраслей ЛПК Скандинавии тоже являются частные леса. Плюс – импорт. Даже Финляндия ежегодно ввозит до четверти от общего объема перерабатываемой древесины.

В государственных же и общественных лесах, как правило, проводится лишь санитарная вырубка. Здесь, наверное, следует пояснить, что в собственности государства находятся заповедники, заказники, национальные парки и тому подобное. Так называемые же общественные лесопосадки – это парки, пригородные рощи, зоны отдыха больших и малых городов, деревень. Плюс к этому, значительные лесные массивы до сих пор находятся в собственности церкви. Которая тоже вряд ли занимается их промышленной переработкой.

Следует также подчеркнуть, что в скандинавских странах обычно вырубается лишь 65-70% ежегодного прироста древесины. И почти 2/3 лесосек возобновляются естественным путем. К тому же, возрастной состав местных лесов характеризуется равным участием молодняков, средневозрастных и спелых насаждений, а оборот рубки составляет от 80 до 120 лет.

В дело идет все

Не смотря на общую и устойчивую тенденцию к укрупнению предприятий ЛПК, основополагающую его часть в скандинавских странах до сих пор составляют мелкие и средние предприятия. Что, с одной стороны, позволяет гибко и своевременно реагировать на требования рынка, с другой же, сводит к минимуму накладные и – особенно – транспортные расходы.

Естественно, на семейной лесопилке или в мебельной мастерской приложат все усилия, чтобы исходное сырье было переработано по максимуму, а отходы остались минимальные. Еще лучше – вообще никаких. К слову, современные технологии это вполне позволяют.

Добавьте к этому тот факт, что в ЛПК занято от 8 до 10 % трудоспособного населения скандинавских стран, а его конечная продукция составляет значительную долю экспорта Швеции, Финляндии, Дании и Норвегии, и станет понятно, что никто в здравом уме не будет «рубить сук, на котором сидит».

Да и природоохранное законодательство стран Скандинавии предусматривает выделение значительных субсидий на сохранение крупных озер, источников, культурных памятников и так далее. Есть даже специальные законы, регулирующие будущее озеленение территорий стран, подбор подходящих площадей, поощрение частных лесовладельцев к посадке леса на сельскохозяйственных землях и улучшению его структуры: прореживание, посадка широколиственных зон, ремонт дорог. И на эти цели ежегодно выделяются значительные денежные средства.

Уровень и качество жизни

В таблице 2 представлены данные об уровне и индексе качества жизни скандинавских стран.

Под уровнем жизни или уровнем благосостояния понимается степень удовлетворения материальных и духовных потребностей людей массой товаров и услуг, используемых в единицу времени.

Понятие же «индекс качество жизни» включает в себя также состояние здоровья, продолжительность жизни, условия окружающей среды, питание, бытовой комфорт, социальное окружение, удовлетворенность культурных и духовных потребностей, психологический комфорт и тому подобное.

И с тем, и с другим в рассматриваемых странах дело обстоит хорошо. Для сравнения: согласно данным тех же исследований Германия занимает 17 место по уровню жизни, а Россия – 60; по индексу же качества жизни – соответственно 22 и 73.

Мнения экспертов

Доктор экономических наук Юрий Пискулов считает, что Россия, с ее крупнейшими в мире запасами леса, уделяет непростительно мало внимания развитию своего лесопромышленного комплекса. «Несовершенная структура лесопромышленного комплекса Российской Федерации определила и несовершенную структуру лесного экспорта. В целом по миру без учета Российской Федерации в структуре лесного экспорта на долю продукции глубокой химической переработки древесины приходиться более 60%, а на долю необработанного круглого леса 2–3%. В Российской Федерации в течении последних трех лет доля круглого леса в экспорте была выше доли продукции глубокой химической переработки древесины».

«В расчете на 1000 м3 заготовленной древесины в России производится в 5 раз меньше бумаги и картона, чем в развитых лесопромышленных странах мира, в частности в Финляндии».

А американский публицист и общественный деятель Михаэль Дорфман убежден, что «успех Скандинавии объясняется их государственным устройством, успешным поддержанием модели государства общественного благосостояния, высокоэффективной, рациональной и демократической политической системой, которая принадлежат народу, управляется народом и действует для народа. Там выстроена система власти, которой безуспешно желал американскому народу Авраам Линкольн: «of the people, by the people, for the people». При этом «скандинавские общества поощряют исключительный индивидуализм и свободу выбора. Скандинавы куда большие индивидуалисты, чем гордящиеся своим индивидуализмом, но сильно стандартизированные американцы».

Простое копирование не поможет (Вместо заключения)

Только не нужно, прочитав эти заметки, предлагать внедрить у себя скандинавскую систему лесопользования и лесопереработки. Скопировать в полном объеме, так сказать.

Ведь мы же уже знаем: если на гастрономе повесить вывеску «Супермаркет», то он от этого не перестанет быть гастрономом. По своей внутренней, глубинной сути.

Разумеется, использовать передовой опыт можно и нужно. Но это должна быть программа, рассчитанная на десятилетия. Подкрепленная не столько соответствующей законодательной базой, сколько ее неукоснительным соблюдением на практике.

Всеми! Без скидки на пол, возраст, вероисповедание, финансовые возможности и служебное положение.

Потому как лесопромышленный комплекс скандинавских стран – всего лишь ОДИН из факторов, обеспечивающих высокий уровень и качество жизни населяющих их народов. Эффективно работающий лишь в тесном взаимодействии со всеми остальными отраслями национальных экономик. Опирающийся на высокую мотивацию работников, из которых лишь 2–3 % считают, что работают слишком много.

Борис Кунин, специальный обозреватель

Интерактивный лесопромышленный портал FORESTEC

Дата публикации 25 февраля 2014, 15:19

Комментарии: 0