Switch to English

beta version

Мнение эксперта

Марина Бельских, Международный Альянс по развитию бизнеса: России будет очень полезен опыт Канады в развитии лесных кластеров

Формирование и развитие кластеров в России, в частности в отрасли лесной промышленности, происходит достаточно медленно и неуверенно, хотя такая экономическая модель положительно оценивается большинством экспертов. О преимуществах и недостатках кластеризации для мировой и отечественной экономики в эксклюзивном интервью Интерактивному лесопромышленному порталу FORESTEC рассказала генеральный директор Международного Альянса по развитию бизнеса (Канада) Марина Бельских.

– Какие основные преимущества вступления в кластер Вы могли бы выделить?

– Иными словами, каков чистый эффект, оказываемый кластеризацией на бизнес? Ни теория, ни практика не может дать однозначный ответ на результаты членства хозяйствующих субъектов в промышленных кластерах. Топ-менеджеров интересуют очевидные проявления увеличения прибыльности бизнеса от участия в кластере, соотношения  сопутствующего эффекта и географической концентрации кластера, а также размера кластера и патентной активности.  Каково влияние кластера на прибыльность и устойчивость бизнеса,   научно-исследовательскую  и патентную активность, а также увеличение инвестиционной привлекательности?  

Необходимость постоянно снижать производственные расходы, иметь доступ к стратегической информации и оперировать в предпринимательской экосистеме породили беспрецедентную ситуации «промышленную кластеризацию» или «партнерство в рамках конкуренции». Другого более мощного управленческого и маркетингового инструмента нет.

Практический опыт по разработке и продвижению кластеров нашей исследовательской консалтинговой компании Международный Альянс по развитию бизнеса (МАРБ) мы отражаем на официальном блоге компании.   Детально интересы, преследуемые хозяйствующими субъектами, при вступлении в промышленный кластер приведены в статье «31 причина вступить в промышленный кластер».

– Есть ли негативные стороны (риски) у кластерного подхода для их участников или для рынка в целом? 

– Негативных сторон ни для участников кластера ни для экономики не выделяют. Если только контроль утечки ценной и конфиденциальной информации (торговые секреты) и предотвращение ухода лучших сотрудников к конкурентам. Но это может случиться и вне участия в кластерной инициативе.  Если инициатива была провальной, значит, она была неверно реализована.

– Какие функции выполняют кластеры в экономическом развитии страны?

– Промышленные кластеры выступают действенным инструментом современной социально-экономической политики регионов и позволяют:
реализовать активную промышленную политику и придать стратегический импульс региональному и территориальному развитию, обеспечив сотрудничество, сочетающее региональные, межрегиональные и общероссийские интересы, устойчивое развитие области (региона);
создать динамично развивающуюся, конкурентоспособную и сбалансированную экономику, обеспечивающую постоянную занятость населения преимущественно в секторах с высоким потенциалом роста и уровнем производительности труда;
провести интегрированные процессы, объединяющие производство, науку и бизнес, а также координирующие государственные программы;
формировать инновационную инфраструктуру, включающую: венчурные фонды, лизинговые компании, центры субконтрактации, патентную поддержку и т.д.;
совершенствовать региональную законодательную базу (в том числе возможная разработка региональных законов о региональной промышленной политике, об интеграции науки, образования и бизнеса и т.п.);
законодательно закрепить налоговые и иные льготы для предприятий с инновационной продукцией;
поддержать монопрофильные города, депрессивные отрасли и предприятия в их диверсификации и перепрофилировании на инновационной основе.

Кроме того, кластеры призваны увеличить занятость населения, активизировать развитие соприкасающихся отраслей, продвинуть бренд региона и привлечь иностранные инвестиции, придать импульс развитию профильных общественных учреждений (образование, окружающая среда, продовольствие), заложить системность и социализацию муниципального управления, активизировать развитие предпринимательской экосистемы, улучшить взаимопонимание общественности и органов исполнительной власти, заложить основу для стратегического выхода приоритетных отраслей области на международный рынок.

– Какие Вы можете назвать «национальные особенности» кластерной политики в России?

– Отсутствие системного подхода, а также социальной направленности и экологической эффективности региональной политики, разрозненность государственных программ, несформированная предпринимательская экосистема, неучастие исполнительной власти и муниципальных органов своими структурами в промышленных кластерах и индустриальных парках тормозит социально-экономическое развитие регионов.

Международный опыт свидетельствует о социальной ориентации разрабатываемых стратегий и системном использовании исполнительными и муниципальными органами альтернативных (социальных и промышленных) инструментов для стимулирования развития регионов.

– В статье «Кластеры как форма интеграции инвестиционных ресурсов» (Родионова Л.Н., Хайруллин Р.Ф.), написанной в 2006 году, сдерживающими факторами для формирования и развития кластеров в России названы: низкое качество управления бизнесом, отсутствие ориентации многих предприятий на международный рынок; слабый уровень развития территориальных кооперационных структур, которые, как правило, самостоятельно не справляются с задачей разработки и реализации приоритетов для продвижения интересов регионального бизнеса; недостаточный уровень плановых решений по территориальному хозяйственному развитию; большие горизонты достижения ожидаемых результатов, так как реальные выгоды от создания кластеров проявляются только через 5–10 лет. Какие проблемы остались актуальными и сегодня, а какие уже можно назвать решенными? Какие сдерживающие развитие факторы выделили бы Вы? 

– Обозначенные проблемы остаются нерешенными. Имея опыт участия в работе кластеров со стороны Банка развития бизнеса Канады, я могу отметить, что типичные ошибки, обуславливающие провал кластерных инициатив состоят в следующем:

Обычно компании, имеющие более сильные позиции в отрасли, претендуют на осуществление контроля процесса управления кластером. Вертикальное управление недопустимо в кластерах. Механизмами обеспечения горизонтального управления выступают функциональные обязанности субъектов кластера, периодическая смена менеджера кластера, совместное распределение прибыли и построение кластера по принципу цепочек добавленной стоимости.

Тотальный акцент на инфраструктуру и строительство в ущерб продвижения выгодных коммерческих отношений.

Погоня за привлечением инвестиций и создание искусственных приоритетов.  Параллельно с разработкой инвестиционного бизнес-плана следует также исследовать тенденции развития отрасли на международном рынке,  выявить новые технологические возможности, разработать инновационную бизнес-модель, поставить работу по управлению знаниями на предприятии. Это естественные методы повышения конкурентоспособности. Становление промышленного кластера – скорее обучающий процесс, а не инвестиционный.

Политическая подоплека развития кластера. Успешность продвижения кластера за счет политического лоббирования – это также искусственный метод. Прекращение субсидий автоматически приводит к завершению кластерной инициативы. Жизнеспособные кластеры движимы международным рынком, инновационным менеджментом,  стратегическим маркетингом и интересами клиентуры. Политический сюжет развития кластера обычно приводит к сценарию,  в котором не важно «что умеют делать хозяйствующие субъекты», а важно «кого они знают».

Предоставление чисто государственной финансовой помощи фирмам не способным справиться с конкуренцией. Подход искусственной поддержки не работает. Фирмам, не справляющимся с инновационным менеджментом и стратегическим маркетингом нет места в кластере.

Отсутствие плана продвижения кластерной инициативы на уровне муниципальных образований и исполнительных органов, проведенного анализа выгод и затрат для принятия решения о поддержке и индикаторов, а также индикаторов оценки успешности кластерной инициативы.

– Существует мнение, что в России партнерству между государством и бизнесом в настоящее время уделяется довольно большое внимание со стороны органов власти, в то же время реализация кластерных стратегий развития пока не получила большого распространения. С чем связана такая ситуация и как она может измениться?

– В статье «13 определений промышленного кластера» мы отразили наше видение и понимание кластера. В нашем определении кластера мы показали, что он, прежде всего,  функционирует в форме государственно-частного партнерства. Зарубежный опыт показывает, прямую (а не косвенную) вовлеченность исполнительных органов в муниципальные органы управления через свои структуры  (центры, корпорации, агентства кластерного развития).  Участие в кластерных проектах для государственных органов – это возможность заработать и добиться социального эффекта от кластерных программ.  Такой опыт отсутствует в России.

– Как Вы можете охарактеризовать российские лесопромышленные кластеры? Их особенности и перспективы?

– Они недвижимы тенденциями международного рынка и потребительским спросом. Настоятельно необходимо задать системность кластеризации отраслей и сделать ставку на инновационный менеджмент и стратегический маркетинг.

– Насколько кластерный подход может быть полезен для ЛПК России?

– У ЛПК, как и у любой другой отрасли, нет другого варианта развития. Затягивание выведения отраслей на международный рынок превратит вступление России в ВТО в «дорогу в рабство».

– Есть ли у Вас аналитические данные по формированию промышленных кластеров в России? 

– Работу в этом направлении России только предстоит наладить. В некоторых регионах уже предпринимаются действия по формированию информационной открытости, разработке и мониторингу целевых показателей и индикаторов развития кластерных инициатив, а также проведение международных бенчмаркинговых анализов.

– Каким образом осуществляется кластерный подход ЛПК в Канаде? И какой канадский опыт могла бы использовать Россия? 

– Канада прошла уже несколько этапов кластеризации отраслей и у этой страны накоплен колоссальный опыт. С учетом аграрной направленности России будет очень полезен опыт Канады в развитии сельскохозяйственных и лесных кластеров.  На первый план концепций кластерных политик провинций выдвинуты социальный эффект кластерных инициатив, системность, активное участие исполнительных и муниципальных органов в проектах и мощная методическая поддержка по инновационному менеджменту, стратегическому маркетингу и управлению знаниями.

Интерактивный лесопромышленный портал FORESTEC

Дата публикации 18 марта 2014, 11:13

Комментарии: 0