Switch to English

beta version

Мнение эксперта

Александр Сумароков, Springer: Для выхода станкостроения России из кризиса необходимо формирование лесопромышленных корпораций с иностранным капиталом

Российская лесная промышленность на данный момент переживает непростые времена, в частности состояние сектора производства деревообрабатывающего оборудования в России можно охарактеризовать как кризисное. О причинах сложившейся ситуации в РФ, методах выхода из кризиса и новых западных технологиях рассказал в эксклюзивном интервью Интерактивному лесопромышленному порталу FORESTEC Александр Сумароков, один из российских представителей фирмы Springer Maschienenfabrik (Австрия), являющейся лидером по производству современного оборудования по индивидуальным заказам в области лесопиления и глубокой переработки древесины.

– Александр Михайлович, Вы сотрудничаете с компанией Springer Maschienenfabrik уже очень много лет. Расскажите, с чего началась Ваша совместная работа?

– Мое знакомство с этой компанией началось еще в 1984 году. Тогда я занимал должность заместителя директора по научной работе Центрального научно-исследовательского института механической обработки древесины (ЦНИИМОД) в Архангельске. Минлесбумпром СССР предложил фирме Springer создать совместное предприятие по производству лесопильно-деревообрабатывающего оборудования в СССР. Его участниками стали тогда еще Ленинградский государственный институт по проектированию деревообрабатывающих предприятий ГИПРОДРЕВ, наш Архангельский ЦНИИМОД, в то время перебазировавшийся из Москвы, и австрийская фирма Springer Maschienenfabrik. В результате длительных переговоров решением коллегии Минлесбумпрома СССР (Министр – Бусыгин М.И.) было создано совместное советско-австрийское предприятие Технодрев, генеральным директором которого был назначен  зам. директора ЦНИИМОДа по научной работе и внедрению Сумароков А.М., то есть я. Главной целью предприятия стало совместное производство оборудования для лесопильно-деревообрабатывающей промышленности Советского Союза, которое было организовано на базе машиностроительного завода Усть-Илимского ЛПК.

Тогда и началась наша совместная работа в Усть-Илимске. Был проделан большой труд по обоснованию технического перевооружения участка по сортировке и пакетированию пиломатериалов Усть-Илимского лесозавода путем демонтажа оборудования финской фирмы «План-Селл» и установки вместо него оборудования фирмы Springer Maschienenfabrik. Эта реконструкция обошлась министерству в сумму около 30 млн инвалютных рублей, что в свою очередь повысило производительность участка сортировки и пакетирования пиломатериалов с одновременным улучшением качества на 16%. Работа окупилась за 2 года. В настоящее время это оборудование до сих пор надежно функционирует.

Однако совместное производство оборудования для лесопильно-деревообрабатывающей промышленности Советского Союза на Усть-Илимском машиностроительном заводе организовать не удалось из-за перестройки. Совместное предприятие Технодрев понесло убытки в размере около 700 тысяч долларов и прекратило свою работу. Одновременно был ликвидирован Минлесбумпром СССР, и пришедшие Российские лесопромышленники во главе с новым министром Мельниковым первым своим актом объявили, что Российские лесопромышленники не являются правопреемниками Минлесбумпром СССР. В результате все оборудование машиностроительного завода было демонтировано и исчезло. Предприятие прекратило свое существование. Одновременно был ликвидирован ЦНИИМОД вместе с Минлесбумпромом СССР, и поскольку я оказался не удел, фирма Springer предложила мне оставаться советником-консультантом по лесопильно-деревообрабатывающей промышленности России.

– Какая была Ваша первая поставка оборудования фирмы Springer Maschienenfabrik в Россию?

– Самым первым в России еще до создания совместного предприятия появилось оборудование фирмы Springer на Сегежском ЛДК в Карелии в 1984 году. Получается, что в этом году исполняется 30 лет, как я сотрудничаю с фирмой. Я начинал работать с этой компанией, когда управлял всем еще Ханс Шпрингер. А в целом мой стаж работы в этом году достигает 55 лет. Так что 2014 год для меня – юбилейный. Кстати, как это было принято в Советском Союзе, после окончания Архангельского лесотехнического института в 1959 году я женился, и в этом году у меня будет изумрудная свадьба.

Но вернемся к моей первой практической встрече с фирмой Springer на Сегежском ЛДК в Карелии. По заданию технического управления Минлесбумпрома СССР я вместе с директором Сегежского ЛДК был командирован в Австрию на фирму Springer и другие компании для ознакомления с оборудованием и работой австрийских предприятий. По результатам командировки была написана мной небольшая брошюра «Лесопиление в Австрии», которая издавалась ВНИПИЭИлеспромом, и в настоящее время ее можно найти, пожалуй, только в библиотеке имени В. И. Ленина.

В результате работы институтов Гипродрева, ЦНИИМОДа и фирмы Springer была проведена реконструкция склада сырья и лесопильного цеха Сегежского ЛДК в Карелии, и его производственная мощность выросла в 2 раза. Оборудование фирмы Springer до сих пор работает также надежно.

– Компания Springer Maschienenfabrik  – это семейный бизнес. Его основателям был Ханс Шпрингер, затем руководство взял на себя его сын Хансйорг Шпрингер, а теперь у руля предприятия стоят два его сына Тимо и Геро Шпрингеры. Есть ли характерные особенности семейного бизнеса? И кто ответственный за поставки в Россию?

Особенностью семейного бизнеса является то, что на всех основных ответственных руководящих постах в фирме находятся члены семьи. Сам Хансйорг Шпрингер является председателем наблюдательного совета и членом совета директоров. Старший сын Тимо Шпрингер занимается проектами по Западной Европе и России. Геро Шпрингер ведет также проекты по Европе, Азии, Северной и Латинской Америке, в частности в Чили, Бразилии, Канаде и США. В работе даже участвуют и их жены. Так, например, я контактирую с Лизой Шпрингер, которая ответственна за работу по маркетингу в фирме.

Когда  компания зашла на российский рынок, с какими трудностями на тот момент она столкнулась?

– Сейчас компании сталкиваются в основном с финансовыми трудностями. Тогда же это были скорее технические проблемы. Денежные вопросы решались достаточно оперативно. Вот, например, по итогам поездки в Австрию, мы всего за несколько дней заключили договор на 9 млн инвалютных рублей по реконструкции и техническому перевооружению Сегежского ЛДК. А трудности у нас были в основном технического плана, я имею в виду нехватку специалистов и подготовку их. Основным принципом решения проблемы была организация обучения кадров непосредственно на предприятиях Австрии, где установлено оборудование фирмы Springer.

– С какими трудностями сталкиваетесь в работе на современном российском рынке?

– В большинстве своем – это финансовые проблемы и преграды, с которыми сталкиваются предприятия. Ведь, чтобы осуществить техническое перевооружение предприятия, компании должны взять необходимые средства у банков, главным образом у таких как ВЭБ и ВТБ. Именно последние здесь играют главную роль и не всегда положительную. Так, бывали ситуации, когда банки ни с того ни с сего начинали приостанавливать финансирование по неизвестным причинам, хотя все договоры были уже заключены.

За счет таких проблем затягивается и так не быстрый процесс поставки оборудования. У нас с момента заключения договора на поставку оборудования до момента непосредственной его установки в готовом виде проходит минимум полгода. А до запуска завода – год. И в том случае, если возникают трудности у предприятия с финансированием, то процесс может затянуться на многие годы.

– Какие регионы Вы сейчас рассматриваете как наиболее перспективные для внедрения оборудования фирмы Springer?

– Наше основное внимание на данный момент упало на Восточную Сибирь. Это Иркутская область, Хабаровский край. Мы приближаемся вплотную к Красноярскому краю, в частности к Лесосибирску. Я бы не хотел сейчас, когда идет работа по заключению договоров и подписанию контрактов, раскрывать какие-либо данные по сделкам. Это является коммерческой тайной.

– Могли бы Вы назвать суммы сделок?

– По этой же причине суммы сделок по существующему порядку в фирме я называть не могу. Скажу только, что стоимость нашего оборудования всегда зависит от каждого конкретного предприятия и условий поставки.

– Какие основные преимущества есть у оборудования, поставляемого компанией  Springer Maschienenfabrik?

– Я начну с того, что самое главное – это качество. Как я уже заметил, суммы контрактов не маленькие, но судите сами. Я сегодня уже говорил об оборудовании, работающем на Усть-Илимском ЛПК. Хотя оно было установлено еще в советское время, благодаря качественному обслуживанию и наличию достаточного количества запасных частей, а также возможности ремонта агрегатным методом, оно до сих пор работает устойчиво, а комбинат является одним из лучших в России. К тому же, исторически  сложилось, что немецкое и австрийское качество всегда отличается надежностью, долговечностью.

– Какая сейчас у компании Springer Maschienenfabrik главная концепция, которой она придерживается?

– В наших проектах основное внимание мы уделяем оборудованию, которое осуществляет подготовку сырья к распиловке, сортировку, подачу в лесопильный цех, а также сортировку упаковки и пакетирование пиломатериалов. А в последнее время и вопросом глубокой переработке древесины. Всегда и везде главным принципом является максимальная автоматизация производственного процесса. Там, где есть возможность исключить человеческий фактор из технологического процесса производства, мы его исключаем благодаря нашему партнеру, очень известной на мировом рынке автоматизации производственных процессов итальянской фирме Микротек.

Сегодня мы готовы (при наличии заказчика) создать предприятие, способное перерабатывать пиловочное сырье в объеме от 400–500 тысяч кубических метров в год на пиломатериалы и продукцию деревообработки, в том числе домостроение, где будет работать не более 10 человек. Уже сейчас на заводах с оборудованием фирмы Springer в Швеции, где работают всего 9–10 человек, достигаются вышеуказанные результаты. Таких заводов у нас в России пока нет, но мы к этому стремимся.

Сейчас многие предприниматели понимают, что наличие человеческого фактора в производстве – это далеко не плюс. А я бы даже сказал минус. И чем меньше людей занято в технологическом процессе, тем выше надежность работы предприятия. Конечно, некоторые скажут, что не хорошо оставлять много людей без работы. Переучивать всех нет возможности – многим надо переквалифицироваться.

В советское время у нас уже была похожая ситуация, когда мы внедряли пневмооборудование для удаления отходов на лесопильных и деревообрабатывающих предприятиях, где непосредственно уборку выполняли рабочие женщины, которые многие годы подряд работали на транспортерах. Работницы занимались тем, что подправляли что-то немного и следили за процессом.  Конечно, когда мы их убирали – это были слезы и прочее. Тогда, в советское время, просто так нельзя было увольнять, поэтому мы вынуждены были организовывать для них специальные курсы, чтоб они не становились просто уборщиками опилок, а могли полноценно работать. Мы давали им кнопку, и они по указанию нажимала ее. Все это хорошо, но таких кнопок вместо 20 – оставалась одна. С автоматизацией производства – тоже самое.

– На рынках каких стран кроме России представлено оборудование фирмы Springer?

– Наше оборудование помимо России работает на предприятиях Канады, США, а также в странах Латинской Америки. Очень много заводов в Западной и Восточной Европе:  в Германии, Австрии, Швеции, Финляндии, Дании, Польше, Украине, Белоруссии. Этой работой в основном занят один из братьев – Геро Шпрингер. Естественно, все проходит под контролем доктора Хансйорга Шпрингера.

– Какую долю занимает Springer Maschienenfabrik на рынке деревообрабатывающего оборудования в отечественном ЛПК?

– В последнее время, в связи с кризисом, количество предприятий, на которых работает оборудование фирмы Springer, значительно снизилось и составляет где-то ¼ часть всего оборудования, поставляемого мировыми производителями на рынок России. Сегодня это около 100 предприятий. В первую очередь, это ООО «Ефимовский лесопильный ЛДК» в Ленинградской области, Соломенский ЛДК в Карелии, а также комбинат «Игирьма» в Иркутской области, комбинат «Тернейлес» в Хабаровском крае, Каменский ЛДК на Алтае и другие. Естественно, в настоящее время мы можем проводить обучение специалистов уже непосредственно в России, не выезжая в Австрию. К сожалению, в настоящее время каждый раз для направления одного специалиста или целой группы для обучения на то или иное предприятие с оборудованием фирмы  Springer приходится договариваться с хозяевами этих компаний, которые, в отличие от советского периода, могут и отказать. В прошлом достаточно было распоряжения Минлесбумпрома СССР, и эта работа считалась для руководства предприятия почетной и оплачивалась.

Что касается таких фирм на российском рынке, как Hekotek (Эстония, Финляндия), EWD (Германия), USNR (США), Weinig (Германия), Suzuko (Япония), Bruks (Швеция), Heinola (Финляндия), Jartek (Финляндия) и других, я бы назвал их нет конкурентами, а скорее партнерами, поскольку последнее время мы вместе с ними участвуем не только в тендере на поставку оборудования, но и за частую вместе поставляем отдельные станки и механизмы на то или иное предприятие.

А такие фирмы, как Linck (Германия), Muhlbock (Австрия), Politechnick (Австрия), Lidenek (Словения) почти всегда являются нашими партнерами, когда мы выступаем в роли генпоставщиков при поставках оборудования на российские предприятия «под ключ».

 – Как бы Вы могли охарактеризовать состояние отрасли производства деревообрабатывающего оборудования в России?

–  Отрицательно. Я такого падения в производстве деревообрабатывающего оборудования никогда в своей жизни не наблюдал. Мы докатились до того, что китайцы, которые к нам ездили, учились у нас, сейчас нас обогнали по части производства деревообрабатывающего оборудования.

Китайское, тайваньское оборудование широко представлено в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке и даже в Европейской части России, а отечественного оборудования на рынке практически нет. Можно назвать небольшие, пока еще живые, компании. Например, Кировский Станкозавод, ООО «Термит» (Киров), ООО «Даниловский станкозавод», ООО «Тюменский станкозавод», ООО «Вологодский станкозавод», а также ООО «Северный коммунар» и ООО «Вологодский станкостроительный завод», выпускавший линии агрегатной переработки бревен ЛАПБ, которые успешно внедрялись в советское время.

Мне, как одному из авторов этой отечественной разработки, очень обидно, что заказчиков по заявлению «Вологодского станкозавода» на 2014 года нет. Это беда перестройки. Российские предприятия с удовольствием покупают дорогое импортное оборудование, но не обращают такого же внимания на дешевое отечественное. О причинах я говорить не буду, она известна не только в строительной промышленности. Это пока еще неизжитые откаты.

– В чем причина сложившейся ситуации? 

– Основной причиной, я считаю, отсутствие главного направляющего определителя развития отрасли. Конечно, можно возразить, что таковым может быть рынок, но в условиях частных производств предприниматели все оборудование закупают сами за границей. И, делая это, российские предприятия становятся, грубо говоря, «заложниками» иностранных фирм на долгие годы. Это же относится и к снабжению запасными частям, и к техническому обслуживанию, и к подготовке кадров.

Повторюсь, проблем в отрасли очень много, и все они связаны с тем, что нет главного координатора по развитию деревообрабатывающего оборудования применительно к российскому рынку.

У Springer Maschienenfabrik дела идут хорошо, потому что у них есть свой технический отдел, где проводится анализ и требования рынка (помимо маркетинговых исследований), и отдельные технические решения проверяются на машиностроительных заводах непосредственно перед тем как их запустить в производство по типу опытных установок.

– Как можно изменить сложившуюся ситуацию в условиях российской реальности?

– За основу надо взять систему создания крупных лесопромышленных корпораций. Для примера можно выделить наш опыт создания СП на базе Усть-Илимского машиностроительного завода. Сейчас уже есть такая тенденция, но она прослеживается только вокруг целлюлозных комбинатов, таких как ЗАО «Илим Палп Энтерпрайз» и Архангельский ЦБК. Все формируется вокруг них, так как цены на целлюлозу всегда держатся на высоком уровне и достаточно стабильны. Денег у них много, и потому они могут развивать деревообработку. Следует также иметь в виду то, что отходы лесопиления в свою очередь являются сырьем для целлюлозно-бумажной промышленности.

– Какие инновационные технологии представляет сейчас Ваша компания на рынке деревообрабатывающего оборудования? 

– Последние наши разработки – это плиты cross laminated timber (CLT). Грубо говоря, та же самая фанера, только делается не из шпона, а из пиломатериалов. Они склеиваются поперек, получается плита толщиной 100–200 мм, и в ней сразу же вырезаются окна и двери. На выходе получаем уже, можно сказать, готовую стену дома, длина которой может достигать 12 метров. Фактически мы автоматизируем процесс домостроения, то есть производим не только клееные балки, перекрытия, полы, а уже делаем готовые стены. Это наши последние технологии. Именно их мы будем демонстрировать на выставке в Хабаровске «ТЕХНОДРЕВ Дальний Восток 2014». Первый завод, который сможет производить такие плиты CLT в России, скорее всего, появится где-нибудь под Красноярском в районе Лесосибирска.

– Как Вы считаете, выставочный бизнес в России до сих пор является актуальным инструментом продвижения компании?

– Честно говоря, я думаю, если бы не было выставок, то вообще не знаю, где бы мы смогли наблюдать развитие промышленности и тенденции рынка. На выставках есть возможность встретиться с экспертами, поговорить о проблемах на конкретных примерах и попытаться совместно найти решения.

Еще хочу отметить, что мне сейчас даже больше симпатизирует формат форумов – то есть дискуссий. Ведь  выставка – это свободная демонстрация достижений. А международный лесной форум – это выступления экспертов, дискуссии, обмен мнениями, где каждый может задать вопрос друг другу и получить удовлетворяющий его ответ. К тому же важно то, что все еще жива лесная наука, которая имеет огромное значение для настоящего и будущего лесной промышленности страны. 

Интерактивный лесопромышленный портал FORESTEC

Дата публикации 17 марта 2014, 11:46

Комментарии: 0