Switch to English

beta version

Мнение эксперта

Михаил Котомин, ЗАО «Гипробум-Пеуру»: на российском рынке можно быть успешным и гибким

В 2008 году международная инжиниринговая компания Pöyry Plc стала основным акционером ЗАО «Гипробум-Пеуру», привнеся  в многолетний опыт проектирования предприятий целлюлозно-бумажной промышленности в России и СНГ передовые знания и технологии лучших международных компаний.

ЗАО «Гипробум-Пеуру» специализируется на оказании инжиниринговых и консалтинговых услуг как для проектов целлюлозно-бумажной и лесной промышленности, так и других отраслей, включая услуги по проектированию природоохранных объектов, объектов энергетики, химических производств.

О недавних крупных проектах лесопромышленного комплекса России, ожиданиях на 2014 год, своем видении развития российской и международной промышленности, новых технологиях, кластерном подходе и многом другом заместитель генерального директора ЗАО «Гипробум-Пеуру»  Михаил Александрович Котомин рассказал в эксклюзивном интервью Интерактивному лесопромышленному порталу Лесной Клуб FORESTEC.

– Михаил Александрович, в 2010 году Ваша компания заключила договор с ОАО «Сегежский ЦБК» на разработку проектной документации. Однако ОАО «Сегежский ЦБК» не выполнил свои обязательства в части оплаты, что послужило поводом для обращения в суд. Как в настоящий момент обстоят дела по этому процессу?

–  Хочу сообщить, что все эти трудности мы преодолели. Оплата полностью произведена. Да, действительно, мы делали проектную документацию по реконструкции ОАО «Сегежский ЦБК». Прошли государственную экспертизу и приступили к выполнению рабочей документации. В настоящий момент этот проект приостановлен, но, я надеюсь, что в ближайшее время мы вернемся к этой работе. Если Заказчик найдет источники финансирования, мы приступим к разработке рабочей документации по проекту.

– А другая сторона осталась довольной качеством произведенных работ?

– Да, Заказчик доволен нашей работой. Хочу заметить,  ситуация  сложилась таким образом, что банк, который инвестировал данное предприятие, оказался недостаточно надежным.

– Опираясь на опыт, полученный во время работы над проектом Сегежского целлюлозно-бумажного комбината, как Вы считаете каким образом можно оптимизировать процесс расчетов? Возможно, государство должно стать неким гарантом проведения таких крупных сделок?

– Я думаю, что Заказчик, перед тем как начинать любые проекты,просчитывает и планирует схемы финансирования. Мы можем помочь в этом процессе – обосновать объемы инвестиций и сроки реализации проекта.Задача Заказчика – найти тот источник финансирования, который он считает надежным или который будет застрахован от разного рода рисков. А мы, как инжиниринговая компания, готовы работать, имея необходимые договорные отношения с Заказчиком, регламентирующие сроки и объем выполняемых нами работ.

– С точки зрения надежности, кого бы Вы предпочли видеть в качестве Ваших Заказчиков, государственные или частные компании?

– Как Вы знаете, сейчас государственных предприятий уже почти не существует. Все компании в основном частные. Заказчики   могут использовать собственные ресурсы либо брать кредиты, не исключается и государственная поддержка при реализации крупных проектов.

– То есть, у Вас не распространена практика проведения аудита компаний-Заказчиков?

Перед тем как заключать долгосрочные договорные отношения, мы интересуемся, что это за компания, насколько она обеспечена финансовыми ресурсами. И только после этого начинаем оформлять с ними договорные отношения.  Но, как правило, предприятия деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности – это довольно крупные компании, а проекты имеют долгосрочные периоды окупаемости, поэтому финансовые потоки тщательно прорабатываются Заказчиком.

–  Михаил Александрович, если бы после неоднократных неудачных запусков к Вам обратилась компания, которая имела бы, тем не менее, статус инвестиционного проекта, Вы бы рассматривали ее в качестве Заказчика? 

– Да, мы бы, несомненно, их рассматривали, но с учетом тех рисков, которые возможны.

– Как бы Вы могли охарактеризовать техническое состояние предприятий лесопромышленного комплекса России в настоящее время?

– К сожалению, техническое состояние предприятий нашего лесопромышленного комплекса сегодня несколько устарело. Необходима глобальная реконструкция и строительство новых производств. За последние годы строится очень мало новых объектов, фактически, идет реконструкция существующих предприятий. Поэтому мы будем надеяться, что в ближайшей перспективе начнется массовое строительство новых комплексов.

– Михаил Александрович, расскажите, пожалуйста, о последних проектах, реализованных Вашей компанией, в которых были использованы новейшие технологии и процессы.

– Существуют предприятия в российской целлюлозно-бумажной отрасли, о которых не стыдно говорить, которыми следует гордиться. Например, это Сыктывкарский лесоперерабатывающий комплекс, компания Mondi. Для него мы разрабатывали проектную документацию, проходили государственную экспертизу, разрабатывали рабочую документацию по реконструкции этого предприятия. Это производство успешно работает, более того, оно не остановилось на той реконструкции, которая была произведена, компания постоянно обновляет оборудование. Вот и сегодня мы работаем с ними, разрабатываем проектную и рабочую документацию по установке новой сушильной машины для целлюлозы. Это предприятие постоянно в движении, совершенствует технологию производства, производит замену устаревшего оборудования, на нем установлен современный содорегенерационный котел, который позволяет осуществлять регенерацию химикатов, утилизировать отходы производства идурнопахнущие выбросы, что обеспечивает снижение нагрузки на окружающую среду и выработкутеплоэлектроэнергии, что в свою очередь позволяет снизить себестоимость выпускаемой продукции.Это предприятие очень перспективное, высоко рентабельное, и все это достигнуто в результате применения энергоэффективных технологий при глубокой переработке древесного сырья.

И есть еще целый ряд предприятий, пусть они не такие большие по производительности готовой продукции, но, тем не менее, они тоже занимаются новым строительством, реконструкцией и модернизацией производства. Это, например, ОАО «Каменская бумажно-картонная фабрика» в Тверской области. Совсем недавно мы разработали для них  проектную и рабочую документации по установке новой бумагоделательной машины. Они заменили старое оборудованиена более современное. Сейчас эта машина запущена в производство, и ведется освоение проектной мощности, на которую она рассчитана.С ними мы постоянно поддерживаем связь, думаю, они довольны нашей работой.

– Как бы Вы могли охарактеризовать ситуацию в лесопромышленном комплексе России в 2013 году? Чего, как Вам кажется, следует ожидать в 2014 году (каких главных событий)?

– Прежде всего, я считаю, что развитие, движение в целлюлозно-бумажной отрасли в 2013 году происходило, пусть не очень значительное, но, все-таки, оно было. Это очень важно. Отрасль занималась поисками площадок, где можно организовать новые предприятия, проводились исследования рынков. К сожалению, востребованность целлюлозно-бумажной продукции за последнее время на мировом уровне значительно снизилась и продолжает снижаться, особенно это касается печатных видов бумаги, поскольку появились электронные носители – и это вполне понятно, но существуют упаковочная бумага, картон. Упаковка стала более востребована, и в последнее время наблюдается рост объемов производства данной продукции. Производство санитарно-гигиенической бумаги тоже довольно перспективное направление.

Я считаю, что в этом ключе и нужно развиваться в 2014 году. А также заниматься не только реконструкцией старых предприятий, чем был охарактеризован 2013 год. Но, хотелось бы, чтобы 2014 год был ознаменован строительством новых производств, которые можно проектировать с учетом тех технологических новшеств, которые существуют сегодня.Мое мнение таково, что всегда лучше начинать  с нуля и делать так, как должно быть, чем потом реконструировать старые предприятия, поскольку реконструкция отнимает больше времени,  больше финансовых, людских ресурсов и, в конечном итоге, получается  дороже, чем построить новое предприятие с учетом всех достижений в технологии и оборудовании.

– В настоящее время акцент в программе развития лесопромышленного комплекса России до 2020 года сделан на кластеры. Как Вы относитесь к данному подходу?

– Я считаю этот подход наиболее перспективным на сегодняшний день. Нельзя сказать, что это будет панацеей от всех проблем, но, тем не менее, это направление весьма конструктивное, на мой взгляд. Формирование кластеров привлекает большой круг заинтересованных лиц, подготавливает общественное мнение к теме развития промышленности.  Кластерный подход позволяет принимать те решения, которые в целом выгодны и проектировщикам, и Заказчикам, и тем регионам,  где собираются создавать то или иное предприятие. Поэтому я считаю, такой подход к делу совершенно оправдан и вызывает надежду на успех.

– Промышленные предприятия в России неохотно вкладываются в основные средства производства. Однако ряд компаний в 2013 году объявили о модернизации своих мощностей. Стоит ли рассматривать это как модную тенденцию?

– Нет, я не думаю, что это модная тенденция – это, действительно, жизнь заставляет обновлять оборудование. Это абсолютно закономерный путь.  Модернизировать предприятия с целью улучшения качества и освоения новых ассортиментов продукции.  Если этого не делать сейчас, то можно потерять время и потерять рынки сбыта. Обновление должно происходитьс учетом того оборудования, тех технологий, которые сегодня являются передовыми. Наша компания Пеуру применяет в своих проектах многие европейские технологии.  Мы стремимся оказывать Заказчику услуги с учетом лучшего мирового опыта.  Исходя из наших возможностей, мы предлагаем нашим Заказчикам то, что сегодня востребовано на глобальном рынке, те разработки, которые смогут быстро окупить их капитальные затраты. В своей работе мы стремимся предложить Заказчику сразу несколько вариантов, из которых он может выбирать тот вариант, который позволит достичь поставленных целей с учетом финансовых возможностей Заказчика и сроков окупаемости проекта.

– Существует мнение, что не все европейские технологии применимы к внедрению на российских предприятиях. Как бы Вы могли прокомментировать подобное утверждение?

– Мое мнение таково, что все лучшее, все новые технологии производства,применимы и для нашей страны. Однако опыт показывает, что Заказчик сегодня может быть не готов вкладываться в такие новые технологии. Дело в том, что они имеют более длительный срок окупаемости. В этом случае увеличиваются не только риски, но и сроки возврата тех финансовых ресурсов, которые необходимы для приобретения  этих технологий, того или иного оборудования, капитальных затрат. Тем не менее, я уже приводил пример, когда руководители, даже в непростых экономических условиях, просчитывают ситуацию на рынке и идут на подобные затраты, которые в будущем позволят им выпускать востребованную продукцию европейского уровня. Они успешно реализуют свои изделия не только на рынках в России, но и во многих странах Европы. 

– Михаил Александрович, считаете ли Вы как эксперт, что можно просчитать  на несколько шагов вперед экономическую выгоду от внедрения новых технологий и технологических цепочек и определить риски, связанные с окупаемостью?

– Да, я так считаю. Действительно, можно и нужно изучать рынок. Оперативно и гибко подстраивать под него свое производство.  Наш рынок предсказуем, тем более в нашей отрасли, в которой ничего быстротекущего не производится. Вся продукция, которая производится нашими предприятиями лесопромышленного комплекса, целлюлозно-бумажной отрасли, имеет длительный срок целевого использования. Она сегодня востребована и будет в ближайшей перспективе востребована.

Другое дело, что необходимо пересматривать ассортимент, который может меняться исходя из потребностей рынка. Как мы уже говорили, сегодня печатные виды бумаг менее востребованы, чем санитарно-гигиенические бумаги или упаковочные виды бумаг. Но, есть возможность менять технологию даже на том оборудовании, которое сегодня уже действует с минимальными затратами, и выпускать именно ту продукцию, которая сегодня востребована.  Быть гибкими на российском рынке вполне возможно.  Нецелесообразно один и тот же вид продукции выпускать десятками лет, тем более, что есть возможность эффективно совершенствовать производственные процессы.

– Как часто в инжиниринге лесопромышленного комплекса появляются новые, прорывные технологии?

– Революционных технологий в лесопромышленном комплексе крайне мало. Отрасль ориентирована на традиционные технологии, которые существуют десятки лет. Тем не менее, идет процесс обновления парка оборудования, позволяющего достичь более высокое качество той продукции, которая сегодня востребована с минимальными затратами. 

Сейчас в целлюлозно-бумажном производстве России на предприятиях появляются содорегенерационные котлы, которые устанавливаются на предприятии и позволяют решить сразу же несколько проблем: значительно сократить нагрузку на окружающую среду и снизить себестоимость выпускаемой продукции. Хочу отметить, что сегодня даже те проекты, которые мы предлагаем нашим Заказчикам, становятся энергетически самодостаточными. Утилизируя отходы, предприятие, по сути, обеспечивает себя теплоэнергоресурсами. Такие технологии, в частности, разработаны в проекте реконструкции ОАО «Сегежский ЦБК».

– То есть, фактически, это такой замкнутый энергетический цикл? 

– Да, суть в том, что при переработке (утилизации) собственных отходов основного производства: древесной коры, опилок, некондиционной древесины и щепы, щелоков варочного производства, дурно-пахнущих органических веществ, избыточного активного ила очистных сооружений, – вырабатывается достаточное количество теплоэлектроэнергии,  необходимой для основного производства. Такого результата позволяет добиваться современное оборудование – кородревесные утилизационные котлы, содорегенерационные котлы и системы рекуперации тепла. Это оборудование позволяет вырабатывать электроэнергию, технологический пар, теплую воду, значительно снижается потребление в качестве топлива дорогостоящего мазута и газа.

– Это единственная разработка на сегодняшний день, способствующая энергоэффективности промышленных предприятий?

– Нет, безусловно, это не единственная технология. Это один из примеров того, что можно внедрять на больших предприятиях с большим объемом переработки древесного сырья. Существуют также вторичные ресурсы, которые целесообразно использовать. Переработка макулатуры, биогазов очистных сооружений, газификация древесных и твердых бытовых отходов.

– Что касается инжиниринга в биоэнергетике,  Ваша компания могла бы заинтересоваться данным направлением? Были у Вас подобные проекты?

– Нашу компанию интересуют все направления  глубокой переработки древесного сырья  лесопромышленного комплекса.  Главное, чтобы был интерес у Заказчика. Технологии для биоэнергетики нам хорошо известны. Задача Заказчика – оценить экономическую целесообразность использования этих технологий и организации данных производств в конкретных регионах страны. Мы всегда готовы оказать Заказчику услуги по оценке экономической и экологической целесообразности организации данных производств.

– Представители биоэнергетической отрасли не часто обращаются за Вашими услугами?

– На данный момент в России это направление не достигло такого развития, которое можно наблюдать в некоторых европейских странах с более скудными природными ресурсами. Наша страна богата сырьем, поэтому мы не всегда задумываемся, что можно эффективно использовать энергетические источники другого уровня.

– В настоящее время во многих производственных сферах наблюдается снижение притока молодых специалистов.  Наблюдается ли подобная тенденция в компании ЗАО «Гипробум-Пеуру»?

– Как и во многих сферах, у нас есть определенный дефицит профессионалов высокой квалификации. Но, этот дефицит мы всегда можем восполнить специалистами из финских или польских офисов нашей компании. Мне кажется, что сегодня уровень российского инженера, молодого инженера, довольно высок. Кроме того, они очень быстро осваивают новые программы проектирования, с помощью наших специалистов и специалистов финских или польских офисов становятся профессионалами европейского уровня. Мы имеем доступ к мировому банку данных фирмы Пеуру, составной частью которой является наша компания, и у молодых специалистов есть возможность постоянно пополнять свои знания.

Я хочу сказать, что в нашей стране подрастает много молодых инженеров с хорошим знанием английского языка, владеющих компьютерными технологиями. Мы сегодня предлагаем Заказчику проекты в 3D моделях – это становится повседневной нормой. Не все компании просят о подобной услуге, но, возможность такая есть.  В частности,для ОАО «Монди Сыктывкарский ЛПК» мы делали проектную документацию в 3D. Мы также разрабатывали проектную документацию в  3D модели для ОАО «Каменская КБФ».  Это очень интересная работа, и молодые инженеры занимаются ей с удовольствием.

Мы уделяем большое внимание подготовке кадров. В нашей компании есть возможность обучать  специалистов за рубежом. Мы отправляем их на стажировки в Финляндию, в Польшу. Или приглашаем наших финских и польских коллег для проведения внутренних семинаров, круглых столов с целью обмена опытом.

– Как Вы считаете, какая модель подготовки молодых специалистов в настоящий момент является наиболее эффективной: традиционная или западная?

– Я считаю, что наиболее эффективным будет тот сценарий, когда на этапе получения инженерного образования молодой человек уже достаточно хорошо владеет современными инструментами проектирования, в том числе, 3D моделированием, так как эти программы вполне доступны. Я могу отметить, уровень выпускников должен быть таков,  что приходя в нашу компанию, они должны обладать навыками современных технологий проектирования.

– То есть уровень подготовки современных инженеров Вы считаете удовлетворительным?

– Да, должен быть, как минимум, удовлетворительным.  Ключевым фактором должен являться интерес молодого специалиста в будущем заниматься инженерным проектированием.  Безусловно, те молодые люди, кто приходят в компанию, окончив институт, не могут конкурировать с опытными профессионалами, потому что квалификацию нужно постоянно нарабатывать. Этим надо заниматься всю жизнь. Потому что проектирование постоянно совершенствуется, эта деятельность позволяет интеллектуально расти, дает возможность все время изучать что-то новое.

Важным для понимания необходимости изучения современного программного обеспечения является тот факт, что оно позволяет значительно сократить сроки проектирования. А новые технологии проектирования значительно снижают вероятность ошибок, которые возникали раньше. Процесс расчета становится проще и менее продолжительным по времени.И, кроме того, современные технологии делают материал наглядным, что помогает расположить к себе Заказчика.

– Скажите, а в Вашей компании разрабатывается программное обеспечение для инжиниринга?

– Нет, наш филиал не занимается разработкой. Мы пользуемся теми лицензированными программами, которые сегодня уже есть на рынке.

– Михаил Александрович, чего бы Вы хотели пожелать вашим клиентам, партнерам и всем участниками отрасли в наступившем 2014 году?

– Всех наших сегодняшних и потенциальных Клиентов я хочу поздравить с прошедшими праздниками. Хотелось бы, чтобы они чаще обращались к нам с заказами. Мы готовы предоставить услуги высокого инженерного уровня и на деле показывать все возможности, которые сегодня существуют в мировой практике.

Всем работникам отрасли я хочу пожелать успехов в бизнесе и процветания.

Пожелать Всем удачи и быть успешными во всех делах!

Беседовала Дарья Яковлева, редактор
Интерактивный лесопромышленный портал FORESTEC

Дата публикации 21 января 2014, 14:31

Комментарии: 0