Switch to English

beta version

Мнение эксперта

Сергей Штрахов: объединение усилий и движение вперед как залог процветания лесного комплекса России

В начале декабря этого года Сергей Николаевич Штрахов, который более 10 лет состоял на государственной службе, отвечая за различные вопросы управления лесным хозяйством ряда регионов Северо-Западного федерального округа, покинул госслужбу, чтобы присоединиться к команде Выставочного Объединения РЕСТЭК® в качестве нового руководителя Дирекции лесопромышленных выставок.

О впечатлениях от нового направления деятельности, ожиданиях на 2014 год, своем видении развития отраслевых мероприятий, профессиональных СМИ, лесопромышленного комплекса России и многом другом Сергей Николаевич рассказал в эксклюзивном интервью Интерактивному лесопромышленному порталу Лесной Клуб FORESTEC.

– Сергей Николаевич, расскажите, пожалуйста, о Вашем опыте работы в лесопромышленной отрасли. Как он повлиял на Ваше решение присоединиться к Выставочному Объединению РЕСТЭК® в качестве руководителя дирекции лесопромышленных выставок?

– Опыт, действительно, получен большой.  Давайте начнем с самого начала.  Можно считать, что учеба в Лесотехнической академии (в настоящее время – Санкт-Петербургский государственный лесотехнический университет им. С.М. Кирова – прим. редактора) – это уже старт моей лесной трудовой жизни. Я поступил в Лесотехническую академию в 1992 году. И уже с 1995 года, то есть, еще, будучи студентом, я уже начал плотно работать с лесозаготовителями.  

Мне повезло, я начал работать с иностранными компаниями, которые только начинали в России, например, Stora, которая тогда еще была исключительно шведской компанией, и не успела объединиться с Enso. В нашей стране одной из первых лесозаготовительных организаций была компания Тимберленд. Что удивительно, первая запись в моей трудовой книжке – как раз Тимберленд.

После окончания учебы вплоть до 2002 года я работал на лесозаготовительных предприятиях, где прошел все стадии, начиная от чистки делянок заканчивая инженером по лесному фонду. Этот период после академии стал для меня неким ускоренным курсом постижения профессии на практике.   

С 2003 года я приступил к государственной службе в Главном управлении природных ресурсов и охраны окружающей среды в качестве специалиста отдела государственного лесного контроля. Мы занимались контролем за хозяйственной деятельностью лесхозов, организовывали борьбу с незаконными заготовками.

После этого, к сожалению, у нас начались очень частые перемены в лесном хозяйстве, нас чуть ли не каждые два года реформировали, переименовывали, поэтому до 2010 года адрес работы у меня был один и тот же, но, само название места работы постоянно изменялось. 

Из наиболее значимых должностей, которые я занимал в государственных структурах, была должность руководителя Департамента лесного хозяйства по Северо-Западному федеральному округу с 2008 по 2010 годы. И, после этого, руководство Министерством по природопользованию и экологии Республики Карелия.

Это две должности позволили мне получить бесценный опыт и дали возможность шире смотреть на проблемы всего лесного хозяйства. А, кроме того, на практике осознать, каково на самом деле руководить лесной отраслью в непростых условиях нашего лесного законодательства. На мой срок выпали все самые противоречивые реформы, в том числе, я находился на этих должностях, когда принимался Лесной Кодекс. Хочу заметить, что процесс адаптации к этому документу шел во всех субъектах очень тяжело. Когда я в 2010 году пришел в Карелию возглавить министерство, я очень хорошо прочувствовал, как тяжело работать с практически нефункционирующим лесным законодательством.

Если говорить о моем решении присоединиться к Выставочному Объединению РЕСТЭК®, то могу сказать, что команду эту я знаю давно, она очень крепкая, команда профессионалов, команда людей, которые если уж за что-то берутся, то стараются сделать все на максимальном уровне. Более того, с Сергеем Николаевичем Трофимовым мы общаемся уже много лет. Я знаю, что он тоже очень любит наш лес. Профессия первая у него лесная. И первое образование у него лесное. Ну, и все выставочные мероприятия, которые проводил РЕСТЭК, например Интерлес, уже давно мне знакомы.

Что касается, причин, побудивших меня возглавить лесную дирекцию, то дело в том, что на тех последних должностях, о которых я говорил, я понял, что российскому лесному хозяйству, российскому леспрому очень не хватает такой вещи, как – продвижение нашей лесной отрасли.

Потому что, к сожалению, тот авторитет, которым раньше располагали лесники, теперь утрачен. Например, директор лесхоза – это была величина, это была личность, к которой обращались люди, и, которая решала практически все вопросы на территории своего района.  Так вот не хватает именно продвижения нашей лесной отрасли в массы. Может это упрощение, но это так.  Все последние реформы ослабили отрасль, молодежь не идет в профессию; они не понимают, зачем и ради чего, не осознают, что это за отрасль и не видит никаких перспектив, не ожидают ни денег, ни развития.  На моих последних должностях я отметил колоссальную нехватку кадров и персонала.

Я осознал, что эти вопросы можно решить, только меня что-то в сознании людей, что нужно рассказывать о лесной промышленности общественности. Я очень надеюсь, что вместе с Выставочным Объединением РЕСТЭК®  мы сможем повернуть ситуацию к лучшему.

– Депутат Государственной Думы, Глава подкомитета по вопросам ЛПК Комитета по промышленности Вячеслав Позгалев на заседании Экспертного Совета по вопросам лесного комплекса озвучил мысль, что отрасли не хватает настойчивых лоббистов. Вы согласны с данным утверждением? 

– Я думаю, что Вячеслав Евгеньевич как раз себя имел в виду в качестве того самого настойчивого лоббиста, вместе с Виктором Васильевичем Грачевым, который в настоящий момент в Государственной Думе лоббирует интересы, и, он этого не скрывает, лесной отрасли. Он ее любит.

Я, конечно, поддерживаю его утверждение, действительно, не хватает лоббистов. Единственное, что вкладывать в это понятие «лоббист». Потому что если в это понятие вкладывается решение локальных задач для какой-то одной организации – это не верно. Нужны люди, которые системно, комплексно решали бы стратегические задачи для отрасли, которые помогали бы не только этой конкретной сиюминутной ситуации, но в целом видели на несколько шагов вперед, просчитывали стратегию. От их действий должен быть виден конечный результат.  И таких людей не хватает абсолютно.

– В настоящее время в отрасли происходят перемены, разрабатывается новая лесная политика, анонсируется диалог между государством и лесным бизнесом, а главное – курс на смычку лесного хозяйства и промышленности. Как бы Вы могли охарактеризовать ситуацию в лесопромышленном комплексе России? Чего, как Вам кажется, следует ожидать в 2014 году (каких главных событий)?

– Как я уже говорил, реформирование лесной отрасли было в свое время воспринято очень тяжело. Можете себе представить, стало нормой, что руководство в ЛПК меняется с чистотой в два года. А это означает, что меняется менеджмент, меняется окружение, а тот кадровый состав, который остается, начинает подстраиваться под новую схему взаимодействия.

Необходимо также учитывать, что лесное законодательство также постоянно находилось под бременем постоянных изменений. Кризисный 2009 год также не обошел ЛПК. Все эти факторы, сложившись, так ослабили лесную отрасль, что только в этом году, мне кажется, мы начинаем возвращаться к реальности и осознавать, чего же от нас хочет наш Лесной кодекс.

– Чего же именно хочет Лесной Кодекс?

– Давайте проведем аналогию. Если приводить простыми словами простые сравнения, то вот, например, все представляют себе компьютерную игру. В компьютерной игре есть некая цель – убить монстра, заработать  денег, еще что-то. Я тоже хочу понять от наших руководителей, что же мы хотим от нашего лесного хозяйства. Во всем мире есть некие постулаты, ради чего развивается любая государственная система. Есть государство, есть промышленность, есть народ.  Соответственно, государство хочет получить максимальную прибыль от промышленности, промышленность хочет развиваться, народ хочет экологии и хорошо жить.  И хотелось бы, чтобы мы в лесном хозяйстве на данном этапе начали понимать, чего мы хотим от леса.

Сейчас разработали Стратегию развития Лесного комплекса Российской Федерации на период до 2020 года, в ней задали определенные направления. Не так четко, как хотелось бы, но, тем не менее, это какое-то стремление вперед. Ведь парадоксально, но до последнего времени не было национальной Лесной политики в Российской Федерации. В стране, которая обладает большими запасами древесины, чем многие другие страны не иметь своей политики – это был нонсенс. Сейчас она появилась, поэтому я надеюсь, что мы начнем понимать, чего мы хотим.

Кроме того, в Рослесхозе появились руководители, которые начинали свою работу в Северо-Западном федеральном округе, на мой взгляд, это очень хорошо.  Кротов Николай Степанович, Мариев Александр Николаевич, она начинали в Архангельске, в Коми, они трудились на местах и знают на практике, что необходимо реформировать в первую очередь. Гагарин Юрий Николаевич, по своей натуре врожденный реформатор. Все это люди, которые сейчас имеют влияние на отрасль, и которые осознают, как работать с системой.

Хочется также отметить, что в настоящее время стало больше проводиться массовых мероприятий, которые вовлекают простых людей в жизнь леса.  Определен Всероссийский день посадки леса, 2013 год стал Годом охраны окружающей среды – эти мероприятия нацелены на  формирование понимания у населения, что такое лес, где мы живем, и, почему для нас он так важен.

Про 2013 год не хочется говорить, что мы в глубоком минусе, но я надеюсь, что это точка отсчета от нуля, потому что несколько лет назад царил полнейший хаос,  когда приняли Лесной Кодекс, когда не было подзаконных нормативных актов.

Не побоюсь показаться чересчур резким, но, на тот момент вообще все было незаконно.

– Что именно Вы, Сергей Николаевич, имеете в виду, говоря о том, что тогда «вообще все» было незаконно?

– Ну, вот представьте, если нет четких правил рубок, заготовки древесины, то, по определению, эта деятельность незаконна. Только в 2013 году появились правила заготовки с элементами Скандинавской технологии. Все это время все комплексы, все новейшие технологии: харвестеры, форвардеры были, по сути, незаконны, потому что все технологические карты нужно было рисовать заново, ведь все правила заготовки были ориентированы на старую хлыстовую технологию, для которой характерны совершенно другие параметры. Таким образом, получается, что мы только в этом году приняли такой новый норматив.

Давайте коснемся лесовосстановления – провал полный. Мы анонсируем везде питомники с закрытой корневой системой, а стандарты по выращиванию, по нормативам высадки с закрытой корневой системой у нас заявлены такие же, как с открытой. С экономической точки зрения система также неэффективна, потому что в питомники с открытой и закрытой корневой системой высаживается одинаковое количество саженцев – 4000.  Когда та же самая Финляндия высаживает 1,5 – 1,8 на квадратный метр. Мне кажется, что движение вперед сейчас только начинается, потому, что в системе начинают появляться люди, которые видят цепочку от начала до конца. Мне кажется, что именно сейчас мы начинаем выходить из большого системного кризиса, начало которому было положено в 2000 году, когда ликвидировали единую службу лесного хозяйства и лесной экологии. Это нанесло серьезный урон всему лесному хозяйству.

Пусть тринадцатый год не красивый по числу, но я считаю, что 2013 год – точка переломная, с которой мы начнем двигаться все-таки вперед, правильно, в соответствии с выработанными целями. Вообще, я оптимист, поэтому я надеюсь, что в 2014 году все должно стать только лучше.

Я не сторонник сравнения разных стран.  Думаю, это не совсем корректно говорить, что существует какая-то единая модель, подходящая для нашей страны. Тем более для всех территорий Российской Федерации, которые слишком большие. Может быть, отдельный Северо-Западный федеральный округ может частично принять модель той же Финляндии, но всецело переносить модели, конечно, нельзя. У нас все леса государственные, а это другая форма управления. И присутствие власти в регулировании должно быть максимальным. В той же Финляндии собственник обладает большими возможностями влиять на процесс управления лесами.  У нас же другая система. 

– Как Вы думаете, Россия когда-нибудь придет к частной собственности на леса?

– Мне кажется, что в России из негосударственной собственности остались только недра и леса, все остальное у нас уже в частной собственности. И железные дороги, и телекоммуникации. Все принадлежит акционерным обществам, пусть государственным, но это все – равно некая форма частной собственности. Поэтому, рано или поздно мы придем к этому, уже, по сути, аренда на 49 лет –  что это как не частная собственность? Вот если я сегодня заключу договор на аренду лесного участка, я не доживу как вторая сторона по договору до конца этого договора. Поэтому я считаю, что это уже есть ничто иное как частная собственность. И если будет четко и регламентировано прописано право добросовестного арендатора на продление договора аренды, то это уже и будет фактически частная собственность.

Единственное, что государство тогда должно больше участвовать в работе с собственниками. И, как раз институт частных партнерств, где оно должно в равных долях участвовать вместе с бизнесом в процессе, например, в строительстве дорог, в выращивании леса. Если государство по-настоящему заинтересовано, то необходимо, на мой взгляд, пересмотреть подходы к отношениям с арендатором с точки зрения экономики, выбрав наиболее  эффективные формы, такие как, например, консессия.

– Каких главных событий вы ждете в 2014 году по отрасли и выставочной деятельности?

– Лесопромышленный комплекс – это не только заготовители, это вся лесная промышленность в целом: это и ЦБП, и деревопереработка, и мебельные предприятия. Поэтому я жду от нашего лесопромышленного комплекса, чтобы мы стали, действительно, единым комплексом, чтобы наши лесные ресурсы, которые растут на нашей территории, у нас же и перерабатывались на наших промышленных предприятиях, чтобы наши сограждане покупали нашу отечественную мебель. И я жду этого не только от 2014 года, я ожидаю этого от будущего вообще. 

Выставочное Объединение РЕСТЭК® я вижу той площадкой, на мероприятиях которой это объединение будет происходить, где будет продвигаться отечественная продукция.

– Каким Вы видите новый формат отраслевых выставок? Конгрессных мероприятий? Что необходимо для повышения их эффективности?

– Если говорить о выставочной деятельности как об инструменте повышения отраслевой привлекательности в целом, то нужно понимать, что широкие слои населения не вдаются в подробности всех маркетинговых  механизмов, но им хочется драйва, активности, шоу, просто прийти и посмотреть на стоящий станок, не понимая ни характеристик ни спецификации, ему просто не интересно. Это близко только узкому профессиональному сообществу, однако, если мы хотим привлечь широкую общественность, то я поставил бы в пример формат Международной специализированной выставки Интерлес. Это очень динамичное мероприятие.

В истории проведения этой выставки был очень хороший год, когда мы на одной площадке в Лисинском лесном колледже объединили и дорожную технику, и лесозаготовительную. Демонстрация того, как строятся лесные дороги была очень интересна посетителям, и профессиональным, и частным. Они наблюдали, как осуществляется работа в комплексе. Если пойти в этом направлении дальше, можно продемонстрировать посетителям полный цикл: вот выросло дерево, вот его заготовили, переработали, появилась целлюлоза. Я, конечно, утрирую, но я убежден, что обществу нужно в доступной форме показывать, как работает отрасль. И повторюсь, одно мероприятие должно быть сквозным. Формат должен быть динамичным, а состав участников отражать весь цикл производства.

Мы в России отстаем во многих сферах, некоторые из процессов находятся в зачаточном состоянии, такая ситуация складывается во многих направлениях бизнеса. И, к сожалению, по нашей отрасли на территории Российской Федерации нет таких выставок и вообще мероприятий, которые были бы известны во всем мире, как, например, все знают выставку LIGNA и стремятся на эту выставку. А на какое мероприятие ехать в Россию? Конечно, очень многое сделал Технодрев, но для мирового уровня этого не достаточно, хотя за рубежом многие специалисты знают, что это мероприятие работает и является одним из ведущих профессиональных выставочных событий лесной отрасли в России.

Я вижу выход в том, чтобы развивать определенные бренды на мировом уровне в привязке к конкретной территории России. И конечно, нужно объединять конгрессные и выставочные формы. Тем более, что было неоднократно анонсировано партнерство государства и бизнеса, поэтому власть должна в любом случае присутствовать на Форуме, а выставка проходить под его эгидой.  Необходимо активно внедрять новые формы делового общения, в этом я абсолютно поддерживаю Сергея Николаевича Трофимова. Например, такой инструмент, как Биржа Деловых Контактов, невероятно перспективен. Возможность назначить встречу с конкретным человеком на мероприятии заранее, провести эффективные переговоры – это цивилизованная форма ведения бизнеса. Когда появилась Биржа, я имею ввиду торговая, то количество подпольных сделок среди игроков резко сократилось, потому что в них отпала необходимость. Стали понятны цены, правила игры.

Та же самая ситуация сейчас и для иностранных компаний, которые выходят на российский рынок. Если будет существовать открытая площадка, про участников которой можно будет получить достоверную информацию, подготовиться и провести переговоры с тем, кто тебе потенциально интересен – это будет существенным шагом вперед. Нам необходимо продвигать идею прозрачности проведения деловых переговоров.

– Нам задают много вопросов о выставке Интерлес – будет ли она проводиться в дальнейшем, где именно и в каком формате? Лесопромышленный комплекс Республики Карелия, которая стала площадкой для выставки в 2013 году,  в настоящее время находится в тяжелом положении. Выставка Интерлес по-прежнему остается знаковым и уникальным для России выставочным проектом по тематике лесозаготовки и первичной обработки древесины, поэтому неудивительно, что лесопромышленникам интересна ее судьба.

– Откладывать это мероприятие, безусловно, нельзя, потому что это уникальный формат. Что касается возможности проведения данной выставки в Карелии, то здесь есть сомнения. С одной стороны, площадка там интересная и достаточно большая, но,  ограниченная транспортная доступность, проблемы с инфраструктурой, конечно, сокращают количество участников и посетителей. Региональная власть заинтересована в проведении Интерлеса, но не в полной мере. Поэтому для данного мероприятия я вижу движение по территории России. Например, выделить три глобальных региона: Северо-Западный, Дальневосточный, Сибирский Федеральные округа. Это три кита, которые заготавливают древесину. Сибирский чуть больше чем Северо-Западный. Вот в этих трех округах можно смело проводить Интерлес. Каждый год на новой территории.

Территории на Дальнем Востоке преимущественно горные, что позволит демонстрировать такие виды заготовки как канатная трелевка как настоящее шоу.

Есть идея показать различные виды заготовок на разных территориях России; на Северо-Западе это преимущественно харвестеры и форвардеры, на Дальнем Востоке это еще и мероприятия с участием вальщиков леса бензопилами.

Я считаю, что если придать этому мероприятию большие движение и динамику, то у него прекрасные перспективы.

– То есть, можно ожидать, что следующий Интерлес будет в Сибири?

– Почему бы нет, мне бы очень этого хотелось.

– Интерлес Сибирь, по-моему, звучит.

– Да, я тоже так думаю.

– На Петербургском Международном Лесопромышленном Форуме, который прошел 8 и 9 октября, было объявлено о перезапуске Конфедерации ЛПК Северо-Запада – или, полное название, Конфедерации объединений, предприятий и организаций лесопромышленного комплекса Северо-Запада. Какие планы есть у Дирекции, как подразделения одного из учредителей Конфедерации, в этом направлении?

– Возрождение Конфедерации озвучивал не только Сергей Зимин, но и многие другие. Я вижу главную роль Конфедерации в объединении всего лесопромышленного комплекса для решения его проблем. Выставочное Объединение РЕСТЭК® должно участвовать в работе этой организации, быть ее основным инструментом для решения организационных вопросов.

– Еще одной темой, вызвавшей значительный интерес профессионального сообщества, стало предложение президента Группы Предприятий РЕСТЭК® Сергея Николаевича Трофимова о создании Медиасовета лесной отрасли России. С Вашей точки зрения, насколько данная идея актуальна в настоящий момент? Насколько она может быть интересна бизнесу?

– Я считаю это предложение очень важным шагом. Нельзя отрицать, что это очень актуально.  Стоит только открыть Интернет, и ситуация с хаосом отраслевой информации предстанет во всей своей красе: пользователь набирает в поисковике «лес» и находит Лесной форум Гринпис России. В свое время была попытка сделать качественную отраслевую медийную площадку Гринпресса, но она не удалась. Есть несколько журналов, которые пытаются делать качественный информационный продукт.  Но, в массе своей читатель не получает по-настоящему актуальной достоверной информации. 

Поэтому я считаю, что должно появиться единое отраслевое  медиапространство, где информация была бы структурирована четко и понятно. Я не могу точно сказать, в каком виде это должно быть реализовано, но сама идеология, озвученная Сергеем Николаевичем Трофимовым абсолютно верна.  У бизнеса всегда была потребность в качественных отраслевых СМИ.  Вместо того чтобы собирать сплетни из разрозненных непроверенных источников, необходим такой ресурс, где пользователь смог бы найти ссылки на всю интересующую его актуальную информацию и доверять ей. Где лицензированные СМИ создают информационное сообщество, распространяющее качественную достоверную информацию об отрасли. С точки зрения пользователя это очень удобно, это существенно экономит время на поиск данных.

– Как Вы могли бы охарактеризовать положение дел с медийной (информационной) составляющей лесного комплекса нашей страны?

– Я не знаю ни одного отраслевого СМИ, которое отвечало бы, например, моим потребностям. Я иногда даже вынужден заходить на форум Гринпис, когда мне необходима какая-то информация.  Не спорю, у них достаточно сильные аналитики, но они отражают информацию несколько пристрастно. А, так быть не должно. Открытое СМИ должно констатировать, прежде всего,  факты. Мне для того, чтобы получить информацию, например, по положению дел в регионах, приходится переключаться с одного источника на другой. Тогда получается более менее понятная картина. Связующего звена между промышленностью и государством, между направлениями отрасли просто не существует. Новое медиа должно очень ответственно относиться к информации, доносить реальную картину дел в отрасли.

Безусловно, отраслевые сообщества также должны присоединиться к качественным информационным площадкам.  Я представляю себе, что пользователь, попав на некий отраслевой информационный портал, должен получить доступ ко всей мировой картине, некой профессиональной паутине. И, он должен быть уверен, что эти потоки информации систематизированы высококлассными профессионалами, и значит, им можно доверять.

– Ваше описание может реализовать, фактически, только Интернет-медиа.

– Если говорить конкретно обо мне, то, к сожалению, мне некогда читать газеты.  Для меня актуальна  рассылка основных отраслевых новостей  со ссылками на развернутый материал. Если меня особенно заинтересует конкретный материал, я могу зайти непосредственно на сайт и ознакомиться с ним более подробно. Поэтому, для себя мне хотелось бы получить одну точку доступа к самым актуальным новостям, из которой я могу двигаться по новостному потоку дальше. 

– То есть, для Вас точка входа в профессиональный интернет – это ваша электронная почта?

– Я с большим уважением отношусь к такому формату как приложения на современные гаджеты с лентами новостей.  Поэтому, если у отраслевого медиа кроме рассылки на электронную почту будет такое приложение – это будет очень неплохо.

– Чего Вам хотелось бы пожелать настоящим и будущим участникам и посетителям лесопромышленных выставок, организуемых Дирекцией в преддверии нового 2014 года? 

– Я бы хотел пожелать своим коллегам и сотрудникам, и лесному хозяйству, и, вообще, всей отрасли  главного – стабильности. Стабильности во всем. Роста производства. Главное, чтобы не было нового спада. Мне кажется, что в нашей профессиональной жизни нам всем не хватает именно этого. Удачи нам всем в Новом году. Как в присказке про гуся, попавшего на праздничный стол: здоровье у него было, но вот удачи ему не хватило. Поэтому здоровья будут желать все, а  мне хотелось бы, чтобы удачи у нас было больше, а неожиданности – только приятными.

И еще я адресую всем: приходите на выставки! Объединяйтесь! Давайте смотреть на отрасль шире, не пытаться продать свой конкретный стул, а все-таки, думать о благополучии лесной промышленности в целом и России, в конечном итоге.

Давайте все вместе двигаться вперед. 

Еще раз повторю: всем нам удачи и успехов в следующем году!

Беседовала Дарья Яковлева, редактор
Интерактивный лесопромышленный портал FORESTEC

Дата публикации 11 января 2014, 22:07

Комментарии: 0